Dragon Chronicles
heavenly king
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Dragon Chronicles > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — среда, 16 января 2019 г.
Мята с корицей(Глава 9) — Цветок,распустивший­ся в груди Светлая Лана 15:41:25
Кроули как-то странно улыбался Александре. Его улыбка не была ни коварной, ни загадочной, ни нежной, а ненастоящей, искусственной. Казалось, что вампир забыл как надо улыбаться. Впервые девушка испытала к Юсфорду сочувствие. Ей было жаль вампира.

«Говорят, что их человеческие чувства канули в лету. Ладно бы ещё какие-нибудь там гордость, честь, сочувствие, забота. Они даже не испытывают ни грусти, ни радости, ни злости!» — с грустью подумала военная.

— Соскучилась по мне? Или, может быть, по этой вещице? — наигранно спросил мужчина, показав Виноградовой её зелёный кулон на серебряной цепочке.

Вещица светилась ярко-зелёным светом, а стоило вампиру поднести её прямо к лицу Александра, так свет стал ослепляющим. Девушка, несмотря на боль в глаза из-за света, попыталась выхватить кулон из рук мужчины, но её попытка была тщетной.

— Какая забавная штучка, не находишь? — хитро сузил глаза Кроули. — Именно она и привела меня к тебе, моя сладкая Bon-bon.

— Что?! — воскликнул офицер, отскочив от врага.

— Ты не знаешь? Это означает «конфетка» по-французски. Раньше я не знал этот язык, но став аристократом понабрался разных сладких словечек от Ферида. Он мастер сладких речей. А ты не пугайся так, милая. Присаживайся, поговорим, — продолжил Юсфорд, грубо шлёпнув рукой по скамейке.

У военной не было иного выхода, как есть рядом с врагом. Оружия у неё нет, позвать товарищей — её быстрее убьёт вампир, убежать — догонит. Кроули резко прильнул к рыжим волосам жертвы, запустив в них свои длинные пальцы и поласкав мягкие локоны. Как бы Виноградовой не были противны его действия, она стала щупать мужчины по одежде, ища заветный кулон. Из-за откровенной одежды зеленоглазая девушка видела мускулистую грудь мужчины. Это заставила её щёки покраснеть.

— Ах, ты шалунья! — засмеялся вампир, схватив жертву за тонкие ручки. — Ты такая нетерпеливая, моя маленькая любовница.

Офицера злили откровенные речи Кроули, его откровенная одежда и откровенный взгляд. Слишком много откровенности. Александра посвятила свою жизнь службе, забив на свою личную жизнь. Ей было противно всё, связанное с чувствами, которые умерли давным-давно в девичьей груди.

— Ненавижу… Ненавижу тебя… — прошептала военная.

Внезапно вампир заметил на своей форме маленькое тёмное пятнышко, оно постепенно стало увеличиваться, вызывая неприятные ощущения мокрой одежды на коже. Затем такая же капелька упала и на широкую ладонь мужчины, раздались еле слышные всхлипы. Юсфорд понял, что Александра поддалась чувствам. В его же груди эти горькие чувства проявились мимолётным уколом. Что-то из давней человеческой жизни всплывало в его разуме. И Кроули понял, почему он выбрал именно эту девчушку! Они были похожи, были двумя одинокими сухими цветками в море жизни и смерти. Их время остановилось, а сами они погрузились в унылую вечность.

Виноградова почувствовала, как холодная рука врага ласково погладила её по рыжим волосам, как мертвенно-бледные губы коснулись её еле живых губ, как горьких поцелуй двух печальных людей согрел её души. Офицер сначала противился своим чувствам, которые подобно цветку малинового пиона расцветали в обезображенном шрамами сердце, бились об белые рёбра, пытаясь разорвать грудную клетку и вырваться наружу. И Александра больше не смогла сопротивляться им. Она откликнулась на дерзкое признание Кроули, ответив на его поцелуй. Сильные руки вампира обвили тонкую талию военной, прикасались к каждому синяку, хотя и не видели их, вызывали порывы боли и крика у Виноградовой.

Наконец-то, Александра отстранилась от мужчины, взяла из его рук свой кулон. Юсфорд с удивлением смотрел на неё. Мол, зачем ты прерываешь нашу прекрасную прелюдию? Разве ты не хочешь погрузиться с головой в запретные чувства, которые так сильно разрывают тебя изнутри?

— Это неправильно. Уходи, уходи пока не поздно! — воскликнула военная, надев на себя кулон.

— Но мы только начали, милая… — прошептал вампир.

— Уходи! Убирайся! Хватит, хватит меня преследовать! Лучше исчезни или умри от моей руки, не мучай нас обоих! — снова крикнула Александра и скрылась в темноте.

Она не видела, ушёл ли Кроули, не слышала шелест его белого плаща, но перед лицом Виноградовой снова и снова всплывал его силуэт с яркого-алыми глазами, которые умоляли её остаться.
Пристрелите меня,чтобы у меня не было проблем Нока Драгнил 14:15:23
показать предыдущие комментарии (19)
14:53:36 Александри я
Не дождешься :0
14:53:52 Александри я
Настроение хорошее, делюсь с остальными ^^
15:21:21 Succubus Love
Хахаххаха]:-)­
18:44:09 Нока Драгнил
Что значит "а сам?"-я девушка...И мне нельзя самой себя убить из-за обещания
Позавчера — вторник, 15 января 2019 г.
Дожить до психолога.. Мирабель.. 19:20:38
Позвонила, записаться смогла только через 2 недели. Да, тяжеловато у нас видимо всё в стране и городе с этим.. Много клиентов. Впервые понимаю, что я не могу одна больше, не справляюсь.

Хочу поговорить о Диме. Полностью посмотреть на картину.

Когда мы познакомились он только расстался с девушкой, буквально за день до. Она несколько раз расставалась с ним, на этот раз он расстался с ней. Всё это было необычным для меня. Мы разговаривали вечерами, много. Он тоже немного заинтересовался мной, мы оба не ели мясо, он был в хорошем настроении.

Потом я увидела намеки, там, где вероятно их не было. Его внешность, его так похожая на мою личность и драма (что тоже с работы ушел), так привлекли меня. Я решилась действовать, очень переживала. И всё же он принял мои действия. Он, будучи рядом в палатке обнимал меня всю ночь и был.. рядом. Я не могла дождаться следующей ночи, когда так хотела провести её с ним, а он ушел к музыкантам. Даже тогда.. он не то чтобы стремился быть со мной at the first place. Потом я попала к нему домой, я сама предложила помочь ему с вещами и помыться у него. А ведь он не просил меня! Он не подумал об этом ещё тогда! Не сказал "пойдем, я не хочу прощаться с тобой здесь, пошли ко мне домой".

Я обнимала его тогда в палатке в иступлении и была так счастлива.. Я говорила себе, что, наконец! Наконец после стольких лет одиночества и боли и потери, я счастлива! И это чувство затопило всё. Я могу за него вынести хоть в два раза больше боли, ведь это излечило всё.
"Ты сияешь" - говорили они мне.

Я предлагала ему, что я перенесу билеты, но особого отклика это не вызвало. Однако потом, он решил приехать ко мне. Наши разговоры были так.. часты, несколько милы. И всё равно, он практически не говорил, что скучает по мне или хочет быть со мной. Как я хотела этого с ним.

Он приехал, особого плана не было, мы просто гуляли. Мне было так комфортно с ним, но он ничего не говорил про "наше" будущее. Я так хотела быть с ним! Была готова к любым переменам, хоть к нему переехать, хоть он ко мне. Но он говорил лишь "Я, я, я". Я поеду, я буду работать, я достигну. А где были мы? У него в голове НАС не было. Он не говорил что хочет быть со мной, видеть меня. Только я говорила это ему.

У нас был секс, не самый лучший в моей жизни, но от тех чувств, что я испытывала к нему - всё казалось волшебным. Он даже познакомился с моей мамой, я спрашивала его "слушай, стоит ли?", и он согласился. Я думала, что это от того, что он точно уверен, пусть все развивается быстро, какая разница? Но нет. Ему и было неловко и он на самом деле не хотел этого, просто промолчал.
Более того, он сказал что чувствует слишком большое давление ситуации на него. Что уже чувствует себя моим мужем, и ему это не нравится. Хех. Я чувствовала то же. Я хотела! Хотела чтобы если у меня и будет муж, он был бы таким, хотела таких отношений. Рисовала себе всё.

Потом он уехал, я тоже села на поезд на пару часов позже. Он хотел встретить меня, но не успел. И на этот день, который я была там - он уходил работать.. Чтож, шанс заработать вместо возможности провести время со мной. Разум говорил, что я хочу его видеть, но я ещё думала, что всё хорошо... И что я уверена в своих чувствах к нему, а значит подожду. Мы даже чужом встретились на некоторое время. Я ночевала у него дома, без него. Общалась с его мамой.. Я приехала к нему, как приезжают домой.

Я уехала в ловозёры, мне было так печально не общаться с ним, там же нет связи, но он не был особенно опечален этим. Казалось, отсутствие связи неделю не было для него чем-то серьезным. Он не сказал мне потом как соскучился он, не было особо ласковых слов. Кажется я сама вытащила что-то из него. Мне хотелось писать ему о своих мыслях и чувствах, но он.. он не писала мне пока я была офлайн.

Я хотела поехать с ним в Крым после моих походов, осенью. Только он и я. Но он говорил "не надо планировать, ничего не сбудется". Он не говорил ни о каких планах на то, чем хотел бы заняться со мной.

Второй поход, опять без особых теплых слов. Может он просто занят? - думала я.

Зато потом я приехала в Питер. Мы поехали купаться ночью, он организовал всё это. Потом мы поехали на квартиру, которую он снял, позаботился, чтобы я там смогла постирать вещи.
И только одно смутило меня:
- почему квартира? (Я не хотела, чтобы он тратил денег на меня, зная что их у него не много)
- я не хочу вмешивать маму в это.

В это! С чего бы вдруг его общение со мной это не то, куда он хотел бы вмешивать маму? Но он ещё мотивировал это тем, что я приехала поздно, а потом ещё купание, мы вернулись бы поздно домой и разбудили ее. Да и.. без мамы в соседней комнате конечно приятнее быть вдвоем в постели.

День - он проводит экскурсию, ведёт себя со мной как с девушкой. Мы едем вместе, он спит у меня на коленях.. я не могу спать.. я дрожу всем телом и чувствую бесконечное счастье..

Мы спускаемся в метро. Не помню станцию, но ловлю мысль "я счастлива, так счастлива, до безумия! А за счастьем всегда приходит боль. Скоро ли мне будет больно?".

Скоро.

Мой последний вечер перед походом, гуляем по центру. Я чувствую как мне грустно расставаться с ним, как я не хочу этого. Все мои мысли только о том, когда и как мы встретимся вновь. А он не говорит про это ни слова, он не держит с трепетом печали меня за руку, ему не больно от этой скорой разлуки.. Почему? Я смотрю на него и боюсь, боюсь потому что тот, кого я уже посчитала таким родным вдруг отдалился. Он не слышит мой голос, не чувствует боль между строк. Он говорит о чём-то не важном.

Я ухожу в поход и чувствую, что всё закончилось. Это необъяснимое чувство конца. Пишу Дэну, что здесь всё началось, здесь и кончится.

Дима пишет и редко, ни о чем. Не скучает.
Возвращаюсь из похода, уезжаю домой в тот же вечер. Я понимаю, чувствую что что-то ко мне умерло. Но он говорит:
- футболка, что ты носила всё ещё пахнет тобой. - и я уже думаю о том, что он думает обо мне. Может просто не так хорош в словах? Ведь когда мы вместе он ведёт себя иначе.

Мы у него дома. Я чувствую это что-то, отсутствие этого, точнее. И вдруг он говорит: "погладь меня". Больно. Мне внутри так больно, ведь я чувствую, что он не любит меня, и всё же.. как могу я не дать ему нежности? Как могу не хотеть укрыть от этого мира? Как я могу не хотеть излечить его от всех страданий? Быть ему опорой, защитой, поддержкой, домом,женой, матерью его детей, любящей.. Он сидит передо мной на коленях, а я глажу его волосы, кажется, ему грустно.

Провожает меня. Целует.
Может не всё? Не всё потеряно?

Мы общаемся, но как то пространно, он не говорит ничего..

Я не выдерживаю и перед походом в ловозёры спрашиваю его о чувствах. Он говорит, что "мне было плохо с предыдущей девушкой, а теперь так же плохо с тобой". Я не понимаю. Может я в чём-то повела себя не правильно? Он разозлился на мой ответ.. Мы ещё общаемся. Я покупаю пачку сигарет, курю.

Ловозёры, нет связи, он не пишет.
Возвращаюсь. Он уезжает в Апатиты.. Думаю, что это время ему подумать чего же он хочет. Курю почти каждый вечер. Мне больно.

Я еду в Крым одна. Оттуда пишу ему, как невероятно я его люблю и получаю "а я ничего к тебе не чувствую". "Я же ничего тебе не обещал". Я прошу его остаться друзьями.

Он влюбляется в какую-то девушку в Апатитах, мы говорим почти каждый день.. но я про неё ещё не знаю. Он не говорит ничего интересного, но присылает фото. Я просила его об этом, мне нравится что он снимает.

Он говорит, что люди внутри отвратительны, по крайней мере он. Я говорю что он прекрасен .

Приезжаю, он в Питере, но не приезжает. Обещал, что приедет осенью но не дедвет этого. Я всё думаю, что он занят и ещё командировка скоро, он не знает когда уедет. Я хочу поехать у нему, но он говорит, что уезжает.

Пишу, что прошу его мне в лицо скзать, что у нас ничего нет. Рассказать мне о чувствах лично. Он говорит "хорошо, хорошо, я приеду".

Я уезжаю в Индию, пишу ему оттуда. Он поздравляет меня, я поздравляю его с днём рождения. Всё мысли о том, как я люблю его и как всё чего я хочу - это быть с ним. Он же моя судьба! Он же такой же как я! Как он не видит этого? Он же так подойдёт мне.

Очень жду, когда же смогу поговорить с ним. Уже знаю дату когда он вернётся. Говорю, что раз он не едет, то приеду я. Окей говорит.

Приезжаю. Он пол дня молчит. Я прошу его увидеться со мной.

Мы встречаемся. Он обнимает меня при встрече. Я обнимаю его в вагоне метро и еду так пару станций, не могу, не хочу отпускать то тепло что есть он. Он такой красивый. Даже не обнимет меня в ответ. Мы едем по его делам (забрать аккумулятор для машины), а потом к нему домой. Не говорим ни о чем. Он готовит нам еду, чай. Я так хотела бы жить с ним, смотреть как он готовит, готовить ему. Делать его счастливым, угадывать его желания.

Всё же я начинаю разговор. Он говорит про любовь в Апатитах, о том что ко мне всё прошло.
Мне не легко. Он говорит про любовь к прошлой девушке, о том что лишь недавно смог позвонить ей и спросить как дела. Поговорить. Со второй это ещё не прошло..

Из его слов ранее, что ему было не комфортно с ней, но он был с ней и будто ощущал ответственность как за взятого щенка, я думала что он бросал её, но видимо это делала она.

Мы идём на площадку. Ему холодно, он садится на качели, я обнимаю его сзади.. Я так соскучилась! И не могу отпустить его. Каждая секунда, когда я ощущаю его тепло так приятна мне. И даже через боль. Он говорит что замёрз и высвобождается из моих объятий. Он совсем не чувствует того, что чувствую я.

Это конец, я понимаю.. мы прощаемся.
Разворачиваюсь к нему, улыбаюсь и говорю "будь счастлив". Ухожу.. мне больно.

Покупаю себе пачку, скуриваю за 2 дня. Чувствую себя мёртвой.

Он коментит мой инстаграм, ставит лайки.

Я очень рада этому. Думаю, надеюсь, что мы будем общаться хотябы так. Он не хочет выкинуть меня из жизни.

Потом новый год, и он затихает. Ничего не выкладывает и не лайкает. Мне грустно. Я гуляю на красной площади и посылаю ему открытку, где пишу что хочу сохранить с ним общение вопреки тому, что случилось.

Я встречаю Максима и понимаю как мне дороги Диминых черты, как редко я вижу таких людей. Я до сих пор люблю его и не могу выкинуть из головы.

Пищу ему, что он бесит, имея в виду, что меня злит то, что я не могу его забыть.

Молчит..

Потом я пишу, что просто хочу поговорить.
Он отвечает, что не хочет этого. Не хочет общения, не видит в этом смысла, не будет говорит ничего о себе, а "дела у меня лучше всех".

Нет, я не рассматриваю вариант, что мы будем общаться, - пишет он, - я этого не хочу.

Пишет зло, кратко и со смыслом "я хочу всё это забыть".

Я снова чувствую себя мёртвой. Мне больно. Я не могу так больше. Скуриваю всё, что нашла дома.

Я и злюсь и не злюсь на него за это, особенно за его грубость. Видимо, после нового года он решил отбросить всё лишнее, и я оказалась одной из этого. Очередным щенком, за которого он не хочет брать ответственность, ведь не говорил, что приручит.

Чего я ждала от него - разговора, по душам немного. И о прошлом. Но как он может дать мне его, когда видимо ему не спокойно. Он не счастлив, он замкнут на себе и хочет откинуть всё лишнее.

Я пройденный этап. Мы наверное никогда больше не встретимся. Я больше ничего не значу для него и врядли он вспомнит обо мне ещё хоть пару раз. Вероятно отпишется от меня ещё и удалит из друзей ) не знаю. Или просто в игнор кинет.

Я удалила его номер и всю переписку. Это конец, хоть я и хочу написать ему ещё много последних слов, делать этого нельзя.

И всё так ясно и понятно. Но я хочу сдохнуть. Не могу. У меня нет сил жить так больше. Я не счастлива. Мне так хочется чтобы меня обняли и пожалели. Чтобы просто посидели со мной.

Я даже заплакать не могу, не получается..
Снился какой-то дурной сон, я не высыпаюсь.. работа хоть как-то отвлекает..

Поэтому и иду ко врачу. Я понимаю всё, почему так произошло. И свои ошибки, что слишком легко отдалась ему, и что не была загадкой для него, не заметила его немых намёков.. ох! Поступи я иначе, может и итог был бы сейчас другой. И не заметила что он не хочет отношений, и слишком напирала на него, и не смогла вовремя отпустить. Я совершила столько ошибок, что сделало это только больнее.

Я так мечтала, что встречу кого-то вроде него.. и вот к чему это привело. Я не знаю, встречу ли кого-то похожего. И смогу ли всё ещё быть достойной его . .... Хватит ли у меня сил не запустить себя.


Кто-нибудь, помогите мне, я не могу больше! Мне так сложно одной бороться со всем этим!
воскресенье, 13 января 2019 г.
13.01.2019. Усталый Бальзак 00:06:10
 Знаете, что круто делать в людных барах? Наблюдать. Я сижу, красивый такой, в выходных шмотках, потягиваю виски со льдом, лениво смотрю по сторонам. Группа на маленькой сцене знакома мне уже пару лет: у пианиста на даче я впервые пил самогон, а гитарист четыре часа напролет выбирал мне первую аккустику, с барабанщиком я когда-то пытался сыграть, а вокалистка просто пиздец знакома в лицо. Они начинают играть что-то широко известное (разумеется, не мне), а потом играют свою песню. С четким ритмом, клавишными пируэтами. И между столов, стоек и стульев появляются первые ЖИВЫЕ люди. У неё светлое каре, белый свитер с застиранным узором, светлые джинсы и озорной взгляд. Она двигается легко и расслабленно, вытаскивая за собой ещё двоих. Ещё одна девушка в черном: бритые виски и затылок, забранные назад волосы на кончиках серебрятся (от света или покрашены?), у неё глянцево блестящие черные серьги, острый профиль, браслеты, кожаный рюкзак, закатаны рукава рубашки. Она двигается лениво и почти нехотя. С ними парень. Волосы, кроме затылка, выкрашены в ядовито желтый, зеленая рубашка в клетку, её ворот поднят. Они танцуют, меняясь партнерами, он кружит их обеих, они танцуют вдвоем. Песня называется "Маргарита". И следом за этой троицей поднимаются остальные. Кто-то танцует не в такт, кто-то нелепо, а кто-то красиво, кто-то пришел с парой (вот мама с дочерью, дочь явно занималась танцами, хотя с фигурой проблемы, на неё залипают парни), кто-то с подругами, кто-то один. А я весь вечер, два с половиной часа подряд вылавливаю в толпе эту троицу. Блондинку с озорными глазами, брюнетку с теплым взглядом и парня с заразительной улыбкой. Блондинка танцует больше всех, те двое пьют, кажется глинтвейн у барной стойки. Когда желтая макушка в паре с черной исчезают из виду, я ищу их, чтобы словить ещё чужого счастья. Они улыбаются, дурачатся, танцуют, легкие, искренние, такие живые, что мне почти хочется плакать от радости. Эй, такие люди есть. Значит, и я могу быть таким. И вокруг меня они есть.
Я допиваю виски, каких-то сорок мл, дослушиваю программу и вызываю такси, оставляя чужое счастье в тихом баре. Моё ждет меня где-то впереди.

Категории: Для себя
суббота, 12 января 2019 г.
божественная манна gin no gin 20:22:51
Кстати, ник gin no gin появился благодаря Гинтаме. Я вообще люблю серебро, а тут еще и онямка такая... серебряная :з
Из всех своих прошлых ников на беоне я помню только Волчица., т.к. он был перед вот этим настоящим.
И с этим воспоминанием такая ностальгия напала. Школьные времена (ненавижу), такие забавные записи в дневниках.
Вот особенно здорово было перечитывать записи в дневниках бывших одноклассниц (хотела написать "однокурсниц" лол), это ж 2010, 2011 и т.д. года.
Мы все так изменились с тех пор. Это отчетливо видно не только по направлению мыслей в дневниках, но даже и по манере написания и комментирования.
Мне особенно нравилось использование огромного количества текстовых смайликов чуть ли не после каждого предложения ^^
А темы-то для разговоров какие были смешные. Уроки, домашние задания, оценки, прогулочки до и после школы. Раньше это казалось таким важным.
Единственное хорошее, что мне нравилось в школьном времени, - это прогулки перед уроками по городскому парку и по набережной Сенежа. Особенно красиво было идти в осеннее морозное время, когда лениво встающее солнце освещало иней на траве, на веточках деревьев и разноцветных опавших листьях. Каждый ледяной кристаллик отражал солнечные лучи. Природа сияла. Даже озеро светилось. Казалось, еще чуть-чуть, и засияет сам воздух. И точно, иногда в такое время перед моими глазами плавно кружились мелкие снежинки, опадавшие с верхушек деревьев. Когда они попадали на лучик солнца, они так завораживающе сверкали, мне казалось, что это божественная манна сыплется с небес.
Больше ничего хорошего не помню.
Волчья стая Золя КрАсных в сообществе Сумеречное 11:52:58
­­

Категории: Волчья стая
Бледный туман: Игра. KASphian 00:50:18
 ЭПИЛОГ
Черный лес. Много людей погибло в этом лесу. Говорят, что там, в самой гуще леса живет Черная ведьма. Каждые пятнадцать лет, словно рой саранчи, близлежащие деревни и города окутывает облако черных бабочек. Все жители запираются в своих домишках и стараются не высовываться на улицу, потому что знают: каждые пятнадцать лет Черная Ведьма выбирается на охоту. Выбирает она преимущественно молодых людей пятнадцати лет, но всё же ее охота не заканчивается лишь на этом. После неё, черных бабочек как ветром сдувало. Единственный, кто жил на самой опушке Черного леса был крепко сложенный парень. Раз в неделю он приходил за покупками в город, и все будто замирало вновь. Ни разу его не видели ни в пабах, ни в тавернах, ни где-либо еще. Всякий, кто осмелился его задержать или остановить, падали без сознания. Все, кто подходил к нему близко, описывали его красивым молодым человеком с задумчивым и грустным лицом. По крайней мере, он выглядел таковым, пока кто-нибудь не мешал ему. Непонятно с чего, но молодые девушки и женщины после этого столкновения витали в облаках, тайно вздыхая. Мужчины же по-пьяни орали, что он никто иной как дьявол и поэтому он живет на самой опушке леса, принадлежащего Черного ведьме и неспроста это он берет еды, хватившей бы на неделю на троих и берет самую дорогую ткань и прочие вещи: рубаха на ребенка, украшения для дамы, книги для ученого. И так уже много лет. За его спиной шептались, что он приносит эти дары как дань Черной ведьме.
Авантюристы словно мухи на мед, оседали возле Черного леса во время охоты. Их привлекали баснословные деньги за искоренение Леди Бабочки, еще одно название Черной ведьмы. В большинстве случаев в лес приходили уже бывалые мужи, слепо надеясь, что ведьма не позарится на стариков.
- Арман, ты уверен?, - так начала было женщина, но ее перебили.
- Матушка, если бы я не был уверен, я бы не согласился. Ты ведь подумай - этого золота хватит нам и моим внукам!, - вслескнул руками молодой человек, но женщина, видимо его мать, покачала головой.
- Я боюсь не того, что золота не хватит, а того, что ты не сможешь уйти, - она резко перешла не шепот,- по слухам, Черная ведьма лакомится такими молодыми людьми как ты! Ты бы хоть подумал о своей матушке! Что я буду делать, если ты не вернешься? Эх ты, дурная башка, говорила же отцу, что надо было тебя в детстве отдать в церковь....И что теперь? Шатаешься невесть где, рискуя своей жизнью, пока мать родная себе места не находит...Работал бы как все, в подмастерье у плотника или кузнеца. Так нет же...,- не справившись с эмоциями, мать Армана спрятала лицо, стремясь спрятать слезы. Арман встал в ступор, никогда прежде она не плакала из-за его работы. Он понимал, что мать хотела для него спокойной жизни в деревне, но не мог с этим смириться. Еще в детстве он проявил свой бунтарский дух, когда его уличили в краже. На вопрос зачем, он ответил просто:" Там щенок голоден. На заднем дворе.". И этим щенком оказался больной волчонок. Сколько новых слов он тогда услышал...Как долго он не мог разогнуть спину и как долго болела его филейная часть....Это была не единственная его проделка. Но самым верхом было, когда он один во всей деревне попытался сбежать на фронт, тогда ему и 10 еще не было. Если еще всопмнить тот случай, из-за которого староста чуть не вздернул его на виселицу...Но даже тогда его мать не плакала, как сейчас.
- М-матушка, я обещаю, когда я вернусь, я буду лучшим сыном. Мы ни в чем не будем нуждаться. Я женюсь и не буду больше ввязываться во все эти злоключения. Я обещаю,- он обныл рыдающую мать и попытался ее успокоить. Но она оттолкнула его, и ему не пришло ничего другого в голову, кроме как уйти.
В эту ночь он долго лежал без сна, размышляя над недавними событиями. Он попадал в зону риска, отправляясь в Черный лес. Его вынудили обстоятельства, в деревне ему делать было нечего. Как только он придет с наградой, он женится на местной красавице, уж если богат, то он заслуживает самого лучшего. Заведет скот, починит дом, справит свадьбу и станет одним из героев, победивших Черную ведьму. Как только Арман закрыл глаза, он увидел повозку, а в ней было очень много бледных и худых людей. Хоть в месте где он оказался было жарко, он весь покрылся мурашками, словно от холода. "Где... Кто...?",- пронеслось в его голове. "Миледи желает посмотреть товар?,-позади ослышался скрипучий голос,- у нас есть самые разные люди. Самых разных цветов. Хм?" Арман не понимал, почему его только что назвали миледи, почему он здесь, и кто эти люди, но ноги сами вели его, пока он не остановился напротив...чего-то.­ Приглядевшись повнимательней,он заметил что это ребенок, спящий в куче листьев."Сколько?,-­неожиданно мелодичным высоким голосом он спросил,-Это именно тот, кто мне нужен.". Старик немедленно ушел в богатый шатер, а женщина, в чьем теле он находился, опустилась к кусту:" Вставай, теперь ты принадлежишь мне. Беатрис Блейк теперь твоя спасительница! Я хочу посмотреть на тебя.". Куст зашевелился и из него медленно поднялось тело. Маленький ребенок с коротко стиженными волосами. Он весь был белый: белоснежные волосы и бледное тело. "Ты мальчик или девочка?",- хотел было он сказать это, но не смог произнести и слова, потому что ребенок открыл глаза. Узкие глаза с уголками опускающимися вниз, как у грустного Пьеро, с двуцветной радужкой:внешний круг был ярко красным, в то время как внутренний - ядовито-зеленого цвета. Он так и застыл. Ему казалось, что прошла целая вечность игры в гляделки, прежде чем его позвали.
"Арман, Арман, слышь. За тобой пришли",-это был голос соседского мальчишки. За ним приехали авантюристы. В деревне вовсю кипела жизнь, и судя по всему, было время обеда. Ну и ладно, поспит в повозке. Потянувшись, он собрал свои нехитрые пожитки и, не попрощавшись с матерью, вылез в окно.
пятница, 11 января 2019 г.
Бледный туман: Игра. KASphian 22:07:55
 Редеют бледные туманы
Над бездной смерти роковой,
И вновь стоят передо мной
Веков протекших великаны.
Они зовут, они манят,

Поют, и я пою за ними
И, полный чувствами живыми,
Страшуся поглядеть назад, --
Чтоб бытия земного звуки
Не замешались в песнь мою,
Чтоб лучшей жизни на краю
Не вспомнил я людей и муки,
Чтоб я не вспомнил этот свет,
Где носит все печать проклятья,
Где полны ядом все объятья,
Где счастья без обмана нет.
Послушай! вспомни обо мне,
Когда, законом осужденный,
В чужой я буду стороне --
Изгнанник мрачный и презренный.
И будешь ты когда-нибудь
Один, в бессонный час полночи.
завтра никогда не наступит older than dead 21:55:39

faded spectre­ sings me to sleep


Смерть не впечатляет так же, как жизнь.

Вот уже сутки у меня нет собаки. Не ощущаю потери, вероятно потому что половину нашего с ней взаимодействия я на неё тихо раздражалась: она была простодушной и довольно глупой. Ну и да, она была не моим питомцем, но тем не менее я была за неё в ответе. Она прожила без малого десять лет в любви, ласке и избалованности, которыми её обеспечила мать. Я думаю, нет, уверенна, что у нас обеих Моника ассоциировалась с бабкой. Эта мысль у меня возникла, когда мы вчера с мамой возвращались под дымок и её безнадёжные всхлипы (терпеть не могу подобные картины плача, но вчера я просто уткнулась носом в ворот куртки и шла). Когда она мне позвонила, я успела лишь зайти в квартиру, но тут же вышла, как только она сказала, что Моника умерла, и у меня есть минут тридцать до закрытия клиники, чтобы попрощаться. Я не пошла на автобус, потому что ждать пятьдесят девятый --- это бесполезно прохлаждаться на крайне ветряной остановке. И пошла пешком. Пока шла, пыталась настроиться на тоску, как бы навевая печально-стыдливые мысли. Ничего, конечно, не вышло. Я просто шла, пока не увидела возле рынка пятьдесят девятый (что странно, ведь он такой капризный рейс, а тут и мне в обратную сторону шёл, и в «моё» направление ехал...), запрыгнула на него. Я подумала: может, мне куда-то зафиксировать свои мысли? Или просто как факт сообщить, мол, умерла собака, ничего не ощущаю и даже не знаю, на какое место надавить, чтоб почувствовать стыд за это? Нужно ли, чтобы обо мне плохо подумали? До того, как села, я вспоминала, насколько была равнодушна к смертям бабки и деда, последнего я, кстати, любила. По крайней мере, его я любила. Но мы виделись слишком редко, чтобы я могла дать реакцию на это? Иногда мне кажется, что я могла бы заскучать по нему. Просто нет времени. Единственная смерть, что впечатлила меня --- смерть морского свина Людвига. Всё. Я была мелкой и словила истерику. Но...я была мелкой. Вернее, мелкой-но-взрослеющ­ей --- и если непонятно к чему я веду, то сделаю прозрачнее: примерно в том возрасте появились первые месячные, а потому настроение позволяло себе скакать с размахом от нуля до сотни накалом. Или дело в этом, или в том, что я намеренно ищу причины для эмоций вместо того, чтобы искать поводы для них. Возможно. Возможно. Вспомнила! Другая свинка умерла в мой двенадцатый или тринадцатый день рождения. Мы ехали к неважно-кому за город, Троицк. Ехать на машине долго. Стояло непосильно жаркое лето. Монику поили с бутылочки, а свинку --- нет. Почему-то никто не подумал, что она может жариться. А ведь она сидела в переноске, большей её всего на пару сантиметров...или на один. Визуально уже не вспомню. Она откинулась, потому что свинки сами по себе мрут как мухи, а тут ещё подсобила погода, действительно душная. Кажется, я хотела как-то обвинить себя в её смерти, но убедить себя не удалось. Я просто хотела провести день рождения. Но у подруги (за неимением лучшего описание данного персонажа) была аллергия на шерсть. И это не остановило нас перед поездкой в конюшню. Не помню, она умерла, когда день рождения наступил или уже под конец дня? Я помню, что мы её закопали в коробке из-под обуви. Людвига, кажется, так же. У него смерть была действительно производящей впечатление. Он разболелся. И когда мы его в последний раз держали на руках, он плакал. То есть...я не знаю, что это было. Может, это реакция слизистой глаз на какой-то необратимый процесс или что-то ещё. Но суть в том, что умирающий зверёк пускал слёзы. Неважно, чем это объясняется. Важно то значение, которое приобрела сия картина в глазах осмысляющего человека. Лирика. Возможно, более душещипательного зрелища я в жизни не смогу наблюдать. Даже сейчас меня это тронуло, пока я писала. Нет, не зрелище. Я почти ничего не помню, прошло практически десять лет с того момента. Ощущение беспомощности? Ну, нечто такое тонкое-претонкое, неуловимое и «луко-раздевающее».­ Я не плакала по бабке. Изображала, конечно, глубочайшую подавленность, но трепетало меня это событие не больше пыли в чужом углу. Где-то в глубине себя я осознавала облегчение и радость. Эта карга больше не будет устраивать террора. Я этого ждала. И я этому готова радоваться и по сей день. Все, кто с ней работал, кому она содействовала и ради кого добивалась справедливости, был убиты горем. Не знаю, насколько искренне. Мне было, на самом деле, плевать. Её смерть означала так же и то, что я не буду смотреть на этих престарелых кадров, у каждого из которых найдётся целый букет нездоровых тенденций и синдромов (один такой кадр переложил с больной головы на здоровую, на мою здоровую, но это не час откровений по аспектам моей жизни, да и этим дерьмом делиться не хочется ровно так же, как не хочется подавать дерьмо на стол даже самым дерьмовым гостям --- паршивые люди, может, и заслужили навернуть половник говна, а вот кухня, стол, посуда: они ничего тебе не сделали, чтобы получить такое обращение; да и самому себе нужно так уж постараться нагадить, чтобы быть достойным сервировать экскременты). Эта женщина любила себя. Она любила косметику. Она любила путешествовать. Зачем она заводила себе дочь? Зачем? Если ещё замужество --- чёрт бы с ним, но почему она рожала мою мать, если была такой передовой, активной и самодостаточной? Не знаю, в общем, это риторика, не обращение, просто слишком странно для плотного эгоиста создавать ребёнка и не избавляться от него. Она любила своих пенсионеров. Обожала все эти движения, все документалки, которые снимались, она ходила и добивалась у некогда мэра Москвы Лужкова внимание. Она нашпиговала мне детство девятыми маями так сильно, что нет ничего удивительного в моём отвращении к идеи патриотизма. Но терроризировала она меня не этим, просто некоторые вещи можно вспоминать с иронией, глядя на себя нынешнего. А некоторые вспоминать бессмысленно, даже если они ироничны. Просто скажу, что вся моя личность грозится свестись к личности моей бабки. Всё дело в эгоизме. Я по-настоящему выходила из себя только в те пару случаев, когда дело воистину касалось проделанных мною трудозатрат. Деда я любила, но, видимо, он не стоил моих эмоций, в отличии от какой-нибудь там защиты на старшую категорию. И вот объясняй-не объясняй: дед-то в жизни бывает один, а таких мероприятий --- целый воз, стоит ли оно того? Когда я дошла до клиники, то всё думала, что мне придётся опять строить кислую мину, потому что за это не осудят. Я не сразу нашла кабинет, благо, их там всего штуки четыре или пять. И вот я захожу в последний по счёту. Там сидит мать слезами обливается. И на кушетке лежало пятнистое тело под клетчатым пледом. Очень нежное мягкое ушко и висок очень шелковый. В районе рёбер было совсем тепло. Мать как будто ходила на курсы правильного страдания. Театрального, что ли. Я не ходила. И я не знала, как должна выглядеть моя панихида. В каком месте гладить, чтобы правдоподобнее? Я не знаю. Вроде бы я даже пустила слезу, но я всю дорогу выдавливала хоть какую-то обратную связь на событие, поэтому к гадалке не ходи --- вымученная это была влага. И грусть тоже вымученная. Мы вышли из кабинета, я села. Мама стала одеваться. Попрощалась с доктором, которая в кабинете пускала успокоительные речи: она у вас хорошо жила...жила в любви и ласке...ну, ничего, срок десяти лет приличный...а это от вас не зависело...диабет --- это всего лишь склонность...конечн­о, спаниэли и пудели --- все они склонны от него умереть. Пару дней назад я ходила в кино, когда мама повезла собаку в ветеринарную лечебницу. Ничего серьёзного, похоже на отравление: с кем не бывает, поголодала бы, порыгала бы, ничего, с кем не бывает; ну трясётся, ну слабенькая, ну кислая --- ничего, с кем не бывает. Мы созвонились с мамой. Я говорила о том, что иду в зоомагазин покупать Монике тот-самый-корм. А мама говорит, что не нужно, потому что врач предложил временно исключить сухие корма и посидеть на диете из творога и кашек. Она сказала, что врач приказал жить до двадцати лет. «Им тоже нужны деньги» --- сказала я, когда мы возвращались из лечебницы. А мать не переставала причитать и искать виноватых. Вспомнила про комок шерсти перед дверью --- это проклятье, нас прокляли. Вспомнила, как уставала от собаки. Вспоминала, как на всякую болячку Моники её подруга-коллега реагировала как на отмазки в стиле «вечно у вас всё не слава богу», как будто у неё в прошлом году не было целого перечня проблем с её Лерой (кстати, я на репетиторстве с ней подрабатывала в дипломный год, и честное слово, более глухой стенки из тупой невосприимчивости я ещё не встречала (на тот момент) --- это чадо с меня ростом и крупнее меня в габаритах с довольно отталкивающим дефолтным выражением лица только под крик своей мамки могла хоть что-то выдавить; вечно ждала, когда я сама отвечу на собственный вопрос, она приучена к тому, что лучше быть глупее пробки, чем допустить ошибку или вообще чему-то научиться: да и стоит ли удивляться такому отношению, если мамка всю жизнь росла троечницей, всегда всё делала абы как (я знала это и на практике) и всегда-всегда находила оправдание для недалёкости: вот вам и дисграфия как причина неграмотности, а так же пр. и пр.). Почему-то дети воспринимаются как причина, чтобы взять отгул на неделю. А животное, чтобы передвинуть график одного дня на два часа с полной отработкой, --- это уже симулянство. Двойные стандарты. Прям как моя начальница в легкую может взять день отоспаться и работать удалённо, потому что на днях ездила в другой город и устала, и так же в легкую может говорить, что «мы не согласовываем приход на час позже, потому что ты хочешь поспать --- даже с учётом отработки». Не знаю почему, но я вспомнила. И да, я знаю, что она себе может такое доверить, а мне --- нет, потому что не хочет избаловать меня лишней вседозволенностью. Монику мать очень избаловала. Не хочу бросать обвинения, но будь у собаки диета из того рациона, что ей положен, то никакого диабета ей не светило бы. Мы его...пропустили. С кем не бывает. Моника меня доставала. Была шумной и пыхтящей. И она ассоциировалась с бабкой. Пока та болела и была жива, матери посоветовали купить собаку, чтобы бабка мотивировалась на прогулки с ней, чтобы собака грела и лечила. Мать соврет, если скажет, что не ассоциировала Монику с бабкой. Она всегда заверяла меня в том, что ей тяжко быть в доме одной, её всякое преследует. Я не верю в порчи, не верю в предзнаменования, не верю в преследующих призраков. Но я могу поверить в тяжесть переживания смерти собственного родителя. Мне не доводилось ощущать, но это что-то из разряда очевидного. Это ведь всегда приносит людям боль? всегда, когда они привязаны и любят. Я привязана, по-моему, только к себе. Меня всё время упрекают в моём эгоизме. И в том, что для меня нет ничего важнее самой себя. И вообще я сухая и твёрдая, но мне почему-то нравится представлять со стороны, как идёт заплаканная мать. И иду я с каменным лицом и, вероятно, каменным сердцем. Но возможно я буду скучать. Это вроде и избавление, но и не такое, как предыдущее. Всё-таки я любила потискать Монику, полюбоваться на неё, иногда я с вниманием была готова заботиться... Даже сейчас событие, под которым я пишу, меня интересует не с точки зрения своего влияния на меня по причине самого события как такового. А по причине того, что я рефлексирую касательно собственной личности. Моя жизнь и моё существование меня куда больше впечатляет, чем произошедшая смерть. Я не говорю, что это плохо или хорошо. Просто так обстоит дело --- вот и всё.
Вот и всё.

65 Принцесса гопцарства 19:13:25

Steve walks warily down the street with the brim pulled way down low

В О З М О Ж Н Ы